Ресторанная группа

Еда в русской живописи: от картин-«обманок» до «Селедки» Петрова-Водкина

29.08.2019
232

Жанр натюрморта вошел в европейскую моду в XVII веке, когда голландские мастера начали изображать на своих полотнах накрытые столы с букетами, фруктовыми корзинами, сыром, вином, пивом. В России первые натюрморты были написаны в XVIII в., однако долгое время натюрморт считался «низшим» жанром и использовался исключительно в учебных целях.

Популярным был жанр картины-«обманки». Художник настолько реалистично изображал некоторый предмет, что вводил в заблуждение зрителя, который пытался его потрогать. Такие картины особенно любил Пётр I. На них изображалась не только еда: это могли быть цветы, книги, расчески, попугаи или даже паутина, которую стремился смахнуть незадачливый гость.

Первыми мастерами натюрморта в России были Григорий Теплов (1717–1779), Фёдор Толстой (1783–1873) и Иван Хруцкий (1810–1885). Хруцкий оставил после себя множество съедобных композиций из яблок, арбузов, винограда и апельсинов, подобных картине «Плоды и дыня» (написана в 1830-е):

Несмотря на то, что русская живопись XIX в. в целом небогата изображениями еды, элементы натюрморта проникают в картины бытового жанра, портреты. Хрестоматийный пример — знаменитая «Девочка с персиками» (1887) Валентина Серова.

Постепенно еда стала частью изобразительного языка живописи. На картине Павла Федотова «Завтрак аристократа» (1850) мы видим юношу, спешно прикрывающего скромный завтрак, состоящий из куска хлеба. Всего одна деталь позволила художнику коснуться проблемы разорившихся дворян, которые не хотели, тем не менее, отказаться от внешней эффектности. В одном из фельетонов от 1848 г. Иван Гончаров писал о таких «аристократах»: «Чтобы надеть сегодня привезенные только третьего дня панталоны известного цвета с лампасами… он согласится два месяца дурно обедать».

В 1860-х годах в России начинается чайный бум. Складываются традиции употребления чая, сцены чаепития проникают на холст. На картине Владимира Маковского «Вечеринка» (1875–1897) изображено подпольное собрание. Члены революционного кружка уселись вокруг самовара:

Сюжеты, так или иначе связанные с изображением еды, художникам предлагала история. Боярские пиры, на которых столы ломились от роскошно поданных яств, в свое время вызывали зависть даже у европейцев. Константин Маковский создал несколько картин подобных застолий, тесно связанных с традициями средневековой Руси. На одной из них, «Боярский свадебный пир» (1883), мы видим богатство золотых и серебряных кубков, поднятых за жениха и невесту, а в левой части картины изображен слуга, вносящий жареного лебедя:

«За завтраком» Зинаиды Серебряковой (1914) — уже зарисовка из современного быта. Герои картины — дети художницы, завтракающие в домашней обстановке. В центре картины еда: супница, булочки, стаканы с молоком.

Рубеж XIX–XX веков — время, когда натюрморт в России становится самодостаточным жанром, причем художественные поиски приводят к большому стилевому разнообразию: от картин в духе импрессионизма до абстрактных полотен. 

Чувственные натюрморты Константина Коровина, как правило, выполнены в импрессионистической манере. Не является исключением и картина «Рыбы, вино и фрукты» (1916):

Казимир Малевич, до того, как основал и возглавил движение художников-супрематистов, пробовал себя в разных стилях. В его «Натюрморте» (1910) с жирными контурами и насыщенными цветами заметен интерес к фовизму. Русский авангард резко порывает с натуралистическим отображением реальности: новый художественный язык меняет изображение людей, интерьера и даже еды:

Голодные годы революции и военного коммунизма отрезали художников от фруктов и других продуктов, характерных для натюрмортов. На первый план вышли картофель и черный хлеб — важнейшие продукты скудного рациона времен Гражданской войны. Зинаида Серебрякова в 1920–1922 гг. пишет полотно «Селедка и лимон». Ту же главную героиню мы встречаем на картине «Селедка» (1918) кисти Кузьмы Петрова-Водкина.

Не все художники поспевали за ходом истории. Для Бориса Кустодиева, бедствующего, обездвиженного тяжелой болезнью, творчество стало способом ухода в параллельную реальность утраченной страны. Одним из символов этой полнокровной и яркой жизни стала «Купчиха за чаем» (1918). Роскошная дама изображена в окружении блестящего самовара, красивой посуды и вкусной еды: кренделей, печенья, винограда, яблок и, наконец, спелого и сочного арбуза. Россия, которую мы потеряли.

Новостная рассылка SPEELO GPOUP
Подпишись на нашу рассылку — будь в курсе новостей наших ресторанов!